artelyero

Categories:

Ситуация на пункте пропуска с Украиной разлучила донецкую семью с ребенком-инвалидом

Родители Алины Москаленко еще в марте уехали к старенькой маме в Авдеевку. На территорию, которая находится под Украиной.

Поехал к матери и застрял

Алина – инвалид детства с ДЦП и эпилепсией - осталась дома, дорогу она бы не перенесла. Но выбора у родителей не было – старушка была в очень тяжелом состоянии. Тогда никто не знал, что беспомощная Алина, которая ни разу не оставалась дома надолго одна, будет вынуждена ждать родителей четыре долгих месяца.

Родители ее оказались заложниками ситуации с закрытыми блокпостами между ДНР и Украиной.

Об этой истории я узнала из полного отчаяния письма отца Алины, которое он мне написал в Фейсбук. Вот оно:

«Не пойму, что происходит. В штаб написал заявление, прислали отписку: типа не так оформлено и уточнили, как оформить. Оформил должным образом, а теперь на их адрес не проходят письма. У меня действительно экстренная ситуация. Застрял у матери под Авдеевкой с супругой. Приезжал на два дня помочь больной матери и брал с собой супругу, нуждающуюся в постоянном постороннем уходе и на тот момент у неё было обострение и ни в коем случае её нельзя было оставлять ни на минуту без контроля, а дома осталась дочь инвалид 1-й группы с детства, которая так же нуждается в постоянном постороннем уходе. Эти два дня растянулись на четыре месяца. Ребёнок постоянно находится на краю пропасти, а я не могу достучаться к гуманитарным штабистам. Может знаете, как к ним можно достучаться?»

Эта семья имеет прописку на Украине в Авдеевке, а в Донецк уехали в 2014 году.

Похоже на обмен пленных

В такие минуты мне вспоминаются те, кого ничто не держит с той стороной Донбасса, что под Украиной, там у них нет престарелых родителей, детей или имущества, а потому ничто не мешает заявлять: «Нечего шастать!», «Все, кто хотел, давно определились и переехали». Часто это люди, которые так или иначе относятся к власти и, казалось бы, призваны отстаивать права простых людей. Иначе для чего создавались эти институты?

- Положение с КПВВ мне все больше напоминает обмен пленными – штаб, списки, обсервация, - говорит моя знакомая дончанка Елена. - Мы уже не ропщем, что нарушаются самые базовые человеческие права. Нам отказано в праве быть верными детьми, исполнить свой человеческий долг перед старенькими родителями, разлучены семьи, которые и до этих ограничений виделись нечасто. С каким же удивлением я узнала, что представителям ОБСЕ таких препятствий не чинят – для этого им нужно пройти просто тест на коронавирус, а через 14 дней сделать повторный. К своим же гражданам у нас какие-то садистские меры.

К ситуации Алины через правозащитника удалось подключить Красный Крест и ООН. Но эти организации только руками развели – это не в их силах. Все усложнялась тем, что у семьи Москаленко нет постоянной прописки на территории ДНР, а адресные справки стали просроченными еще в апреле, вот только, чтобы их продлить, необходимо добраться в Донецк.

Каждый день, проведенный Алиной в одиночестве, стоил огромных нервов ее родителям. В любой момент у нее мог случиться приступ, а рядом никого нет.

- Дочь никогда не оставалась так надолго одна. Она вообще только три года назад встала с инвалидной коляски. Для этого мы прошли тяжелый путь – несколько операций, включая - на головном мозге, а затем месяцы реабилитации до самоотречения. Поэтому мы и не стали брать ее с собой в Авдеевку, это было бы испытанием для ее здоровья, - говорит ее отец.

«С гирляндой ночью не так страшно»

К непростой ситуации подключился донецкий волонтер Андрей Лысенко. Вместе с ним мы проведали заложницу создавшейся ситуации. Живет Алина в своем доме, двор за это время густо зарос травой, но в доме девушка поддерживает идеальный порядок – это ей под силу. В углу комнаты замечаю искусственную елку.

Помочь Алине вызвался донецкий волонтер Андрей Лысенко.Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

- Мне очень страшно по вечерам одной, включаю гирлянду на елке и вспоминаю дни, когда наша семья была вместе, становится легче, - объясняет Алина, заметив мой удивленный взгляд.

Знают ли дяди в высоких кабинетах, которые никак не договорятся о нормальной работе КПВВ, что где-то в маленьком домике, заросшем сорняками, долгими вечерами, уставившись на огоньки гирлянды, ждет их решения одна больная девушка.

Все это время Алина держит экзамен на выносливость – сама делает покупки, сама готовит кушать, она даже в этом месяце защитила диплом психолога. Вот только то, что для обычного человека сделать элементарно, для нее стоит огромных усилий. Например, поход в магазин, который в 500 метрах от дома, у нее занимает целый час.

Документы в штаб передал волонтер

На тот момент, когда мы были у Алины, вся ее наличность – 50 рублей с горсткой белой мелочи - лежали скромно на спинке дивана. Пенсия – пять тысяч рублей – почти целиком уходит на лекарства, которые принимать ей нужно ежедневно. Андрей Лысенко, заметив это, кроме продуктового набора, оставил девушке деньги.

Бюджет девушки на момент нашего визита.Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

- Я несколько раз пробовала через интернет самостоятельно оставить заявку в штабе, чтобы родителей пустили ко мне. Ответ приходит – отрицательный. Нет достаточных оснований, - девушка растерянно улыбается.

А я думаю, сколько таких, как эта Алина и ее родители, которые никогда не напишут журналисту письмо в Фейсбук, но которые страдают не меньше от создавшейся ситуации.

На следующий день после нашего визита Андрей Лысенко самостоятельно связался со штабом «Здоровое движение», узнал, какой перечень документов необходим, а собрав их, оставил заявку от имени девушки. Остается ждать решения штаба и надеяться, что семья наконец-то встретится.

И совершенно невыносимо думать о том, что главе семейства после всех этих мытарств, вскоре опять потребуется ехать в Авдеевку к умирающей матери, а значит, снова унижаться, нервничать и доказывать свое сыновнее право увидеть мать.

«Комсомолка» обещает обязательно рассказать продолжение этой истории. Источник 

ПС: И от себя пару субъективных слов добавлю. Еще не так давно казалось, что худе в нашем гетто путинизма быть уже не может, но вот, выяснилось, что даже элементарную вещь можно довести до полнейшего абсурда, показательно и целенаправленно издеваясь над людьми. Конкретно эта ситуация с Алиной, кстати, вызвала резонанс в местных соцсетях и телеге, и некоторые местные твари — пропагандоны поначалу пытались вбрасывать, что это фейк вообще, и украинская провокация. А все кто едут в Донецк — украинские агенты, и вообще должны страдать. Я просто очень надеюсь, что тварям прилетит карма за те их высеры. Я очень хочу, что бы твари, насмехающиеся над горем и страданиями людей, очутились на месте этих людей. Сука, навсегда!

И еще. Господин Путин, как говорит ваш дорогой украинский друг и партнёр Пётр Порошенко, с которым вы там любезно обнимались, когда ВСУ громили Донбасс, якщо ваша ласка, может пора что-то уже решить с Донбассом, сколько можно над нами издеваться? Или действительно, украинская пропаганда не лгала, и реальная цель ваших «многоходовочек» — заставить страдать не так вставший Донбасс настолько сильно, насколько это вообще возможно? Мне лично кажется, что именно так, да. 

И еще. Вот ситуация по Луганску. 

Их КПВВ с Украиной открыт, и никто там никому не ебёт мозг.В ближайшее время еще второй, слышал, планируют открывать. 

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded