artelyero

Categories:

Кто вы, mr. Freelance?

Любопытный текст попался мне в телеге на тему фриланса. Мега лонгрид, поэтому запасайтесь кофеем с печеньками. Там не только про лияние фриланса на экономику, но и о распределении финансового и интеллектуального ресурса в современном мире.

Автор  Игорь Доронин

Фриланс – добро или зло?

На текущий момент инфопространство наполнено информацией о том, что офисное рабство – это зло, и фриланс – это выход.

Когда вы фрилансер, то вам: 

1. Не нужно покупать и носить неудобную офисную одежду.

2. Не нужно ездить по пробкам 2 часа в одну сторону, чтобы попасть в свою персональную коробку опен спейса.

3. Вы сами решаете, когда у вас выходной, а когда рабочий день. За счет этого вы можете экономить на отдыхе, не выкупая билеты и жилье в высокий сезон, праздники или официальные выходные.

4. Вы можете перемещаться по городу не в час пик (когда едут все), а когда вы реально можете проехать (когда едут немногие).

5. Вы можете перемещаться между различными природными регионами и жить постоянно при хорошей погоде, ведь для работы нужен лишь ноутбук.

Безусловно, все эти преимущества имеют место быть, и жизнь действительно становится лучше по перечисленным выше пунктам. Но как обычно, у всего есть своя оборотная сторона, и за удовольствие нужно платить.

Чтобы понять, в чем заключается расплата, нужно, конечно, начать с первопричины. Почему вообще появилась индустрия фриланса?

Огромный толчок для нее дала все возрастающая доля людей, которые работают с информацией, а не с физическим миром: программисты, дизайнеры, переводчики, копирайтеры, инженеры-проектировщики и так далее. А также развитие и удешевление коммуникационной индустрии. Дешевый широкополосный интернет или 4G есть уже повсюду. Еще 15 лет назад быстрый интернет был чем-то вроде сокровища, доступного только в крупных городах, ни о какой мобильности не было и речи.

Технологические примочки – это конечно хорошо, но если владелец капитала (предприниматель/бизнесмен) не видит для себя экономической выгоды в переводе сотрудников на формат удаленной работы, то она не произойдет.

Объективно, для руководителя/предпринимателя фриланс – это сплошная головная боль:

1. Ненормированный график фрилансера нарушает коммуникацию внутри компании. Нужно что-то обсудить, а кто-то в это время спит. В итоге решение элементарных вопросов может затягиваться на несколько дней.

2. Предприниматель не понимает, чем занимается фрилансер. Если он не успевает делать свою работу, всегда возникает вопрос: это потому что он ленивый/неорганизованный, или потому что он работает еще на одну компанию?

3. Фрилансерам свойственно пропадать, как на кратковременный срок, так и навсегда, посреди проекта.

4. Проблема рекрутинга. В случае приема на работу по старому образцу, вы можете провести несколько собеседований с кандидатом и изучить его досконально. Фрилансер же скажет: «Что вы мне тут голову морочите?» и возьмет проект, где работодатель не задает лишних вопросов. В итоге на вас работает «кот в мешке», который в любой момент может выкинуть фортель.

5. Невозможность подписать договор о неразглашении (NDA), штрафах и прочих особых условиях, которые касаются коммерческой тайны или ответственности за сбой. Можно конечно заставить индуса, русского или румына подписать NDA с американской компанией, только вот реальной силы он иметь не будет, потому как в случае чего засудить фрилансера будет практически невозможно.

Тогда почему рынок фриланса так бурно развивается?

Квалифицированных инженеров мало, а спрос на них велик, поэтому им приходится платить большую зарплату, а это в свою очередь означает, что зарплаты сотрудников составляют большую часть от себестоимости выпускаемой продукции.

Кроме того, налоговая система всех западных стран построена таким образом, что налоги на доход от труда самые высокие из всех. Да еще и прогрессивная ставка действует: больше получаешь - больший процент платишь налогами.

В этой ситуации предприниматель начинает искать лазейки по снижению заработной платы и налогов. 

Тут на сцену и выходит формат фриланса. В 90-ые годы после развала СССР появился термин «офшорное программирование» – когда американские компании начали нанимать российских программистов за совершеннейший бесценок по сравнению с зарплатами американских сотрудников.

Почему это называли офшором? Помимо банально более низкой стоимости труда, американцы еще и не платили никаких налогов (в среднем, 50% от заработной платы) – это и есть самый настоящий трудовой офшор.

В России тех времен тоже, конечно же, никто официальных налогов не выплачивал, и все работали всерую. Дальше волна такого фриланса проникла в Индию, Китай, Восточную Европу.

Как это повлияло на рынок труда внутри США? Конечно же, он был обесценен. В сочетании с достаточно легким вариантом трудовой иммиграции высококвалифицированных сотрудников из бедных стран, коренные жители получили падение реальных доходов в сфере высоких технологий. 

По факту, работодатели просто вынудили американцев согласиться на гораздо более низкую зарплату, поскольку за дверью стоит 10 русских, индусов и китайцев, которые в погоне за американской мечтой готовы получать зарплату втрое ниже, чем американец.

Следующим шагом стал виртуальный перевод местных наемных сотрудников в предприниматели: вместо огромных налогов на труд, теперь налоги с прибыли стали платить фрилансеры (заведомо меньшие), потому что они как бы предприниматели.

В итоге такая глобализация рынка труда:

1. Снизила реальные доходы населения в развитых странах. Если вы думаете, что зарплата в 10 000 долларов в Долине – это много, то спешу вас расстроить. Я бы сравнил это с доходами в 200 000 рублей в Москве. Конечно, не так уж мало. Но можете ли вы на эти деньги содержать семью с двумя детьми? Купить квартиру? Ездить в отпуск? Купить хороший автомобиль?

2. Разрушила социальные программы, ведь теперь налогов стали платить гораздо меньше.

3. Фрилансеры, большая часть из которых по факту является обычными наемными сотрудниками, потеряли соц. гарантии: выходное пособие, полноценный отпуск, медицинскую страховку, защиту от переработок.

Но плохо от этого не только людям, проживающим в зажиточных странах. В России, Индии и Восточной Европе через механизм фриланса и хантинга талантов уничтожается столп нации. Люди, которые получили образование за счет государства, в итоге либо уезжают, либо платят сокращенные налоги, а иногда вообще никаких налогов не платят. Помимо этого, глобальный рынок труда неоправданно завышает их зарплату относительно местного рынка. Условная IT-компания из Екатеринбурга не может платить такую же зарплату, как компания из Сан-Франциско. Поэтому местные компании (например, в России, Украине и Беларуси), не могут нанимать лучшие кадры и становятся просто учебными центрами, тратящими ресурсы на воспитание сотрудников, которые через 2-3 года уйдут работать удаленно в американскую компанию. Как итог, российские компании не могут конкурировать на глобальном рынке, поскольку они лишены лучших кадров.

Фриланс – это трюк владельцев капитала из развитых стран. Только они получают реальные бонусы от этой аферы. 

Одним ударом они забирают козыри из рук местных профсоюзов в борьбе за адекватную оплату труда, и заодно топят потенциальных конкурентов своих компаний, которые могли бы появиться в развивающихся странах.

Не менее интересно и послесловие, в смысле, авторские ответы на вопросы.

Вопрос: Ты говоришь, что местные компании, например, российские, не могут конкурировать за лучших сотрудников по зарплате, поскольку работают на российский рынок, который по умолчанию менее прибыльный, чем рынок США, Великобритании и прочих развитых стран. Но что мешает российской компании делать продукт для зарубежного рынка и платить конкурентные зарплаты?

Ответ: В первую очередь это, конечно же, доступ к капиталу. Российские, украинские, индийские и так далее компаниии имеют в разы худший доступ к дешевым длинным кредитам (которые можно отдать через 5-10 лет). Это неравноправие уже серьезно усложняет конкурентную борьбу. В момент обострения битвы между конкурентами чаще всего побеждает тот, кто может дешевле занять денег и в нужный момент пустить их на новых инженеров или запустить большую рекламную кампанию.

Такая же ситуация и с рынком венчурного капитала. По сравнению с США или Китаем, в СНГ и Восточной Европе этого самого венчурного рынка просто нет. Так что в ход вступает все то же неравноправие на уровне доступа к капиталу.

Ну и еще один очень немаловажный фактор – это социальный капитал. Довольно сложно заключать контракты с компанией, которая находится в Нью-Йорке, когда вы сидите в условном Саратове. Тут появляются требования к чистому английскому языку и к некому уровню доверия. Да и заключение договора с компанией, находящейся в другой стране, тоже достаточно проблематичный процесс. Что будет, если придется судиться? Где будет суд? Короче говоря, чтобы вы понимали, для компании из условного Нью-Йорка подрядчик из Саратова – это тоже самое, как для московской компании подрядчик из Лаоса. 

Также стоит заметить, что часто бизнес начинается с самых банальных знакомств. Еще в школе или в институте, на первой работе в корпорации и так далее. То есть часто чтобы начать, нужно просто иметь несколько знакомых, с помощью которых вы сможете получить первого заказчика или инвестиции.

Чаще всего компании, которые работают в России как бы на западный рынок, по факту являются просто централизованными фриланс-потогонками, в которых центр прибыли и принятия решений находится за рубежом, и часто принадлежит местным гражданам. То есть это просто хорошо организованная скотобаза, где высокие затраты на фонд оплаты труда переносятся в достаточно бедную страну и тем самым оптимизируются. Также часто не выплачиваются все положенные социальные налоги. Работают либо по схеме с ИП и 6% налога, либо с зарплатой в конвертах.

Но самое главное, что юридическое лицо у таких компаний почти всегда открыто на Западе, и владеет им в большей степени не русский Иван, а местный Джон, который организовал продажи и привлек капитал. То есть компания по факту и не принадлежит гражданину России.

Но даже если мы рассмотрим какие-то исключительные случаи, когда компания из Саратова реально работает на рынок США, то у предпринимателя встает вопрос: «а зачем мне платить зарплату больше, чем по рынку? Ведь это какое-то безумие».

Поэтому подобные выскочки-визионеры не меняют картину на рынке труда.

Вопрос: Возможно, все дело именно в прогрессивной ставке налогообложения на Западе? Местные законодатели сами загнали себя в ловушку того, что становится просто невыгодно платить большие зарплаты и получать эти большие зарплаты официально.

Ответ: Безусловно, это так и есть. Человечество всегда жило и будет жить по принципу того, что государство формирует правила игры, а хорошо заработать можно только если эти правила каким-либо образом обойти. 

Фриланс и офшорное программирование как раз и стали лазейкой в этой системе огромных налогов на труд людей, которые получают большие зарплаты. 

Изначально прогрессивная ставка подоходного налога имела под собой достаточно очевидную логику: вы зарабатываете деньги благодаря работе на рынке этой страны; чем больше вы получаете от этого рынка, тем больше должны возвращать, чтобы государство могло поддерживать должный уровень бесплатного образования, медицины и социальных программ, чтобы вы могли продолжать получать такие большие заработки, трудясь на рынке этой страны. 

Поскольку, с одной стороны, вы можете получать квалифицированных сотрудников за счет качественного бесплатного образования, а с другой – вы получаете платежеспособных покупателей вашей продукции, которые образованы, здоровы и имеют хорошие доходы.

Но развитие технологий удаленной работы разрушило весь замысел этой системы. И проблема в том, что законодательство надо перестраивать под новые реалии. Но это не выгодно большому числу корпораций, которые уже подсели на офшорный труд и топят за то, чтобы ничего не менялось и фриланс никак не ограничивался.

Вопрос: Судя по твоему посту, ты вообще предлагаешь запретить фриланс, как абсолютное зло? Но ведь это абсурдно. Фриланс – это инструмент, который дал миллионам людей шанс повысить их уровень жизни.

Ответ: Я не говорю, что фриланс нужно запретить, я говорю, что нужно запрещать и жестко регулировать случаи, когда классический наемный труд – работа на одного заказчика сроком более 3 месяцев, – заменяется фрилансом без соц. гарантий, или условный американский разработчик заменяется разработчиком из Индии. 

Если говорить о фрилансе как о разовой краткосрочной работе, то это безусловное благо для общества. Поскольку позволяет школьникам, студентам, женщинам в декрете, пенсионерам подзаработать, тем самым улучшив качество своей жизни и, что немаловажно, позволяет получить первый опыт в профессии. А как мы знаем, опыт – это обязательное требование при приеме на работу.

Точно так же фриланс для иллюстраторов, переводчиков, копирайтеров, сантехников и прочих является абсолютно нормальным. Зачастую специалисты в этих профессиях не могут найти полную занятость у одного работодателя из-за специфики их труда (он просто не нужен на постоянке).

Но еще раз повторю: проблема в том, что во фриланс теперь переводят труд, который по всем признакам должен быть классическим наемным трудом с социальными налогами и защитой сотрудника через трудовой кодекс. В итоге за счет глобальной конкуренции рабочий класс (инженеры и программисты в том числе) получают меньшую зарплату, не имеют никакой соцзащиты и недоплачивают налоги в бюджет, что приводит к еще большему сокращению социальных программ для их детей (бесплатное образование и медицина) – и с каждым поколением этот эффект усиливается

Вопрос: Не совсем согласен с твоей логикой. Получается скорее не перетягивание рабочей силы между развитыми и «недоразвитыми странами», а борьба между провинцией и столицами. У провинциалов всегда меньше выбор сотрудников и ограничения в доступе к кредитам/капиталу. По этой причине они едут за «возможностями» в большие центры, чем еще больше ухудшают положение и перспективы своего региона.

Ответ: Эта точка зрения совершенно не противоречит моей. Главный минус глобализации в том, что потихоньку весь мир становится одной большой страной с несколькими финансовыми центрами. И если внутри страны граждане обычно могут свободно перемещаться между городами и выбирать место, где им жить и работать, то в плане переезда в другие страны существует достаточно много ограничений. И переехать легально можно только в случае, если вы квалифицированный и ценный кадр, а принимающая страна испытывает дефицит кадров по вашей специальности. 

Раньше это в достаточной мере защищало рынок труда внутри стран от избыточного потока трудовых ресурсов, которые были готовы работать за еду, и тем самым понижали стоимость оплаты труда для местных. 

Но если раньше стоимость и сложность переезда в другую страну была огромной, то теперь все упростилось и удешевилось. Сейчас можно за месяц сменить работу, подготовить документы, и на самолете улететь жить в другую страну. Причем порог допуска рабочей силы в развитые страны тоже сильно снизился. Поэтому происходит один и тот же процесс, что в разрезе отдельной страны, когда из провинции ресурсы перетекают в столицу (Москву), что в разрезе разных стран, когда из отсталых (например, Прибалтики) все человеческие ресурсы выкачиваются в развитые (Великобританию). 

Почему это происходит? Все очень просто: централизация власти.

На примере России это очень хорошо видно: вся власть находится в Москве. Регионы даже не выбирают себе местную власть, все налоги отправляются сначала в центр, а уже потом распределяются между регионами по решению из центра. В итоге регионами управляют назначенцы, которые вообще в этом регионе никогда и не жили. Никакой мотивации в его развитии у них нет, только если это не директива из центра. Поэтому единственная их задача – это выполнение команд из Москвы, а Москва не сильно заинтересована в развитии регионов. Да и просто не может, даже при желании, делать это эффективно, поскольку необходимо активное управление и принятие решений на местах. В идеальной системе, регионы должны бороться между собой за рабочую силу, капитал и бизнесменов. 

Если бы управление регионов было демократическим, и проводились периодические выборы, то управленцы получили бы мотивацию в развитии региона и соперничестве за процветание с другими регионами. Как результат, начали бы создаваться условия для открытия предприятий, привлечение капитала и создание рабочих мест в регионе.

Все это позволило бы ограничить отток рабочей силы из регионов, распределить производственные мощности по стране более плавно и не перегревать рынок рабочей силы и недвижимости в Москве.

Аналогию с Москвой и Россией можете перенести на Евросоюз – там все то же самое.

Развитие фриланса коверкает эту проблему немного иначе. Теперь люди не уезжают, а остаются в регионе, вроде как получают неплохую зарплату, но производства в регионе все равно нет, также как инвестиций в производство и образование.

Приток заработков фрилансеров в регион развивает сферу услуг: магазины, кафе, рестораны, фитнес-центры, развлечения. И вроде как все крутится, ВВП региона растет. Жить становится веселее! Но проблема в том, что приток их денег очень ненадежен, и фундамент у такой экономики из говна и палок. 

Сами фрилансеры новых рабочих мест внутри своего региона не создают, за редким исключением. Также как они не заинтересованы в инвестициях в образование для получения новых кадров в регионе. Ну и собственные предприятия в регионе они тоже врядли будут открывать, платя при этом минимальные налоги. 

В результате образование в регионе стагнирует, студенты получают меньше вариантов для трудовой практики и меньше вариантов первой работы для набора опыта. В итоге новых фрилансеров в регионе появляется все меньше, общество стагнирует.

Но самое интересное дальше! Фрилансеры очень зависимы от курса валют. 

Выросла цена на нефть? Сняли санкции? Рубль укрепился и доходы общества фрилансеров сразу упали, а вслед за этим и доходы людей, работающих в сфере обслуживания. Началась стагнация, безработица, рост криминала, жизнь подорожала. 

Затем часть фрилансеров обязательно принимает решение переехать на #СказочноеБали, так как жизнь там стала дешевле и солнце светит больше дней в году. Спрос на услуги в регионе еще больше падает, а люди, которые работали в сфере обслуживания, вынуждены бросать свои дома и переезжать в столицу в поисках работы. Эффект становится самоусиливающимся, поскольку все большее число фрилансеров решает покинуть регион, поскольку качество жизни падает.

Как итог: регион за 1-2 года превращается в пустыню.

Самое замечательное в этой истории то, что такую вот разруху во фриланс-регионе будет вызывать укрепление собственной валюты. То есть, обществу фрилансеров экономически выгодно, чтобы их страна была нищей. Такая ситуация в долгосрочной перспективе приводит к разрушению страны, что выгодно развитым странам. Ведь их конкуренты в экономической борьбе самоустраняются, а лучшие кадры либо приезжают к ним работать, либо удаленно работают на их компании.

Отсюда

Кстати,что заметил лично я в последнее время. Поскольку сами мы на дне пизды фрилансе вот уже который год, по той причине, что работы здесь нет в принципе. За последние годы резко выросла конкуренция на рынке фриланса, я её уже на себе болезненно ощутил. Особо наблюдается приток предложений с Украины и России. Все сходятся во мнении, что причина — ухудшение уровня жизни и быстрый рост безработицы...

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded