artelyero

Categories:

Сколько еще надо спалить хат, сколько еще надо убить людей, чтобы эта херня закончилась?!

Новость о срыве разведения войск никого не удивляет – симуляция Киевом мирных переговоров давно набила оскомину. А для тех, кто живет на линии огня в серых зонах – этот фарс стал кошмаром наяву. Разруха, ранения, смерти близких… Нельзя за всей этой шумихой забывать, что это не сводки – а судьбы людей, русских (для кремля-вряд ли, примечание моё) людей… 

Вот небольшой отрывок из монолога жителя фронтовой улицы Брусилова поселка Зайцево Арсений (для односельчан - «дядя Сеня»):

«У наших перемирие, а они по чуть, по чуть – и, в конечном итоге, вот они уже там, в посадке, той, что за моим огородом, – Сеня показывает рукой в сторону позиций ВСУ, – а мы тут, на Брусилова. Подошли аж сюда. До «перемирий» этих они за полтора километра были, потом 700 метров, теперь вот 400 осталось. К Ирке в огород уже залазили. 

Такие тут у нас «Минские перемирия»… Наши в 2015-м в одностороннем порядке отвели тяжелое вооружение. Отвели – а они завели. Возле Бахмутки карьеры: там глину и песок брали – вот они там свои пушки и поставили и с этого одного места веером по всей округе: Бах-бах! Бах-бах! Бах-бах! Обложили. То по городу, по Горловке, то по Гольме, то по шахте 4/5 –  всё через нас. И с одного места – безнаказанно!

И вот с тех пор пошла вся эта херня. Ну хоть с чего-нибудь, ну хоть плюнь в ту сторону – ну разве ж можно так воевать?!

Так что… Зашли они (ВСУ) сюда без единого выстрела, и нас утюжат – мы молчим. Один-единственный раз, в 17-м году – хорошо дали, да. И после этого уже наши молчат…. А тогда 23-го по нам так лупили, суки! С шести утра до полвосьмого – полтора часа. Били так, пацаны, шо пи***ц... А как тут без матов объяснишь?! Иринина внучка четырехлетняя и та материться начала, пока они тут жили, по ихнему дому «бэха» шарахнула, Ирка ее своим тело накрыла, встают, значит, как поутихло, а малая лопочет: “Пиздесь, укропы не убили – так баба чуть не задавила”, вот – улыбнулся Сеня, и выпил каких-то таблеток. – На "допинге" я...

Со всего, что у них было шарахнули: и зенитки, и минометы, и бэхи, и Д-30 – ну, всё! Летело тут – пи***ц, пацаны… Потом 24-го наши промолчали, а 25-го – вот как начали, от майорской дороги. Пииииууу! О, молодцы! Ты знаешь – аж на душе радостней, когда отвечают. А когда наших бьют, а они молчат – кошки на душе дерут. За что?! Ну, мы же поверили, поднялись!.. Я, конечно, понимаю… Да, нам хочется – быстро… Но сколько можно??! За это время уже Европу освободили в Великую Отечественную! А мы какой год: вот, наши хаты бьют, палят, людей убивают. Сколько еще надо спалить хат, сколько еще надо убить людей, чтобы эта херня закончилась?!

Наших пацанов жучат: по два раза на неделю начальство приезжает БК проверять, чтобы не стреляли. А эти внаглую лезут, лупят со всего – а наши молчат. Ждут. Ждут пока или мина пришибет, или снайпер… И-вы-вы-в… Вы… я вообще н-н-ачал з-з-заикаться, нахрен... И вот с тех пор херачат нас. Каждый день, каждый день! Единственное, в январе дня четыре было тихо, не знаю, чего. Может, менялись, а может, забухали, кто их знает. Но тихо было. А так… каждый день. Бабку мою ранили, меня ранили…»

Этот монолог записан год назад. За это время уже второй дом Сени сожгли окончательно, и он был вынужден уехать, а соседка Ирина Меньшова –  погибла, подорвавшись на растяжке рядом с домом. Источник

Вроде как добавить нечего. Ну, разве что вот это — Москва своими «многоходовочками» не только Украину потеряла, да по сути уже и Донбасс, но и саму идею Русской Весны просрали полностью. Надо было и правда, в самом начале исключительно термин «Крымская весна» использовать, который сейчас активно всверливают пригожинские пропагандоны, так хотя бы честно было бы. 

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded